Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова словацкой газете «Правда», опубликованное 28 августа 2018 года

Вопрос: В Европе явно укрепляются позиции популистов, что наглядно продемонстрировали, например, результаты выборов в Италии или Австрии. Не играет ли это на руку России?

С.В.Лавров: Вы знаете, мы в таком ключе и в такой системе понятий стараемся не размышлять. С практической же точки зрения важно понимать, что российская внешняя политика лишена идеологической окраски, а главным критерием, по которому мы оцениваем наших партнеров, является степень их готовности к развитию равноправных и взаимовыгодных отношений с Российской Федерацией на основе соблюдения международного права и взаимного уважения интересов друг друга. В этом смысле для нас не имеет большого значения партийная или идеологическая принадлежность тех или иных политических сил, получивших власть в результате демократического волеизъявления граждан.

Хотел бы подчеркнуть: Россия открыта к конструктивному сотрудничеству со всеми партнерами, и не только в Европе, которые проявляют встречный интерес. Причем мы готовы взаимодействовать в том объеме, на который согласны наши партнеры. Исходя из этого приветствуем настрой правительств целого ряда европейских стран, среди которых и Словакия, на поддержание взаимоуважительного диалога с Россией. Уверен, что подавляющее большинство жителей Европы заинтересованы в мирном и процветающем континенте и вовсе не желают возвращения к конфронтации времен «холодной войны».

Думаю, нет нужды говорить о том, что Россия сама является европейской страной, а Евросоюз – не только наш сосед, но и важнейший торгово-экономический партнер. Поэтому мы, разумеется, внимательно следим за происходящими в государствах Европы политическими и социальными процессами. Конечно же, нам небезразлично, что происходит «у наших ворот».

Что же касается содержащейся в вопросе характеристики некоторых политических деятелей как популистов, то, безусловно, я бы предпочел не использовать такого рода ярлыки, а говорил бы о том, что речь идет, в частности, о политиках, за которых голосуют многие граждане европейских стран. Это значит, что своими идеями и программами действий такие политики сумели ответить на чаяния избирателей, в том числе предложить свои рецепты решения проблем, с которыми сегодня сталкивается Европа.

Вопрос: В последнее время Россию часто обвиняют во вмешательстве во внутреннюю политику других государств, включая предвыборную кампанию в США, с использованием социальных сетей, в том числе и «Facebook». В западной прессе появляются материалы о причастности к этому Центра по изучению Интернета в Санкт-Петербурге. Как бы Вы могли прокомментировать данную ситуацию?

С.В.Лавров: Сразу хочу сказать – чтобы не было никаких сомнений: мы никогда не вмешиваемся во внутренние дела других государств. Это не наш метод. И, кстати, здесь наше принципиальное отличие от тех стран, для которых такая практика стала чуть ли не излюбленным инструментом продвижения собственных геополитических интересов. Достаточно вспомнить внешнее вмешательство в события «арабской весны» или провоцирование антиконституционного переворота на Украине. К слову, в течение многих лет мы фиксируем непрекращающиеся попытки повлиять на внутриполитические процессы в России. Так что у тех, кто нас в чем-то обвиняет, у самих, как говорится, рыльце в пушку.

Что касается развернутой в последнее время беспрецедентной по размаху антироссийской информационной кампании, то хотел бы отметить следующее. Инсинуации о «российском вмешательстве» в президентские выборы в США тиражируются уже два года. Есть серьезные основания утверждать, что эта кампания имеет сугубо внутриамериканское происхождение, поскольку инициировавшая ее демократическая администрация выборы проиграла и, вместо того, чтобы это признать и спокойно уйти, произвела на свет неких воображаемых «русских хакеров» в качестве виновников своего провала и стала внедрять в сознание общественности направленный теперь уже против победившего кандидата от республиканской партии сюжет о несуществующем «сговоре с Россией». Честно говоря, вызывает искреннее удивление, насколько легко удалось поставить обсуждение этой не имеющей под собой оснований темы в центр внутриамериканской общественно-политической дискуссии.

Все это время мы настойчиво просим американских коллег представить какие-то подтверждающие факты. Однако их попросту нет. Вот уже второй год предлагаем американцам создать двустороннюю рабочую группу по кибербезопасности, чтобы обсуждать и снимать взаимные озабоченности, связанные в том числе с воздействием на электоральные процессы в обоих государствах. Однако от профессионального обмена мнениями в Вашингтоне уклоняются – видимо, вести разговор по существу там не готовы.

Что касается упомянутого Вами петербургского «Агентства интернет-исследований», то оно оспаривает в американских судах обвинения, выдвинутые в начале года против предпринимателя Евгения Пригожина и его сотрудников. На этот счет уже публично высказывался Президент России В.В.Путин. Во-первых, речь не идет о причастности российского государства. Если переключиться на американские реалии, то мало ли чем, к примеру, занимается господин Джордж Сорос. Попробуйте спросить Госдепартамент и в ответ услышите: это, мол, его личное дело, а американские власти к этому отношения не имеют. К тому же никаких законов он не нарушает.

Во-вторых, неужели кто-то всерьез верит, что ресторатор из России, размещая какие-то посты в социальных сетях, может повлиять на выборы в такой мощной державе, как Соединенные Штаты. Само это предположение, на мой взгляд, выставляет на посмешище всю политическую систему США, представляя демократию там в виде «карточного домика».

Хотел бы к сказанному добавить, что еще 20 лет назад Россия инициировала обсуждение проблематики информационной безопасности под эгидой ООН. В настоящее время наша страна – на различных площадках – настойчиво призывает мировое сообщество принять в ходе предстоящей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцию, содержащую правила ответственного поведения стран в информационном пространстве. Исходим из того, что такой документ, в частности, поставит надежный заслон на пути попыток посягать на государственный суверенитет в цифровой среде.

Вопрос: После длительного ожидания в Хельсинки состоялась встреча В.В.Путина и Д.Трампа, причем, как признались сами лидеры, они не вполне доверяют друг другу. Несмотря на это, переговоры ведутся. Что реально изменится после таких встреч в двусторонних отношениях и мировой политике?

С.В.Лавров: Действительно, наивно было бы полагать, что после саммита между Россией и США сразу установится полное доверие. Вполне естественно, что каждый из президентов защищает интересы своей страны, о чем В.В.Путин упомянул на пресс-конференции по итогам переговоров с Д.Трампом в Хельсинки 16 июля. Но у нас, безусловно, есть совпадающие интересы в вопросах как двусторонней, так и международной повестки дня. Также очевидно, что негативная динамика отношений вредит обеим странам, создает дополнительные серьезные риски для всей архитектуры международной безопасности.

В Хельсинки главы государств подтвердили обоюдное стремление искать точки соприкосновения и варианты преодоления имеющихся расхождений. Согласились, что в целом ряде сфер крайне востребовано российско-американское сотрудничество на конструктивной и взаимовыгодной основе. В частности, это касается поддержания стратегической стабильности, борьбы с международным терроризмом и другими современными вызовами, урегулирования региональных кризисных ситуаций, развития двусторонних торгово-экономических связей. Сейчас идет проработка конкретных шагов, которые можно было бы предпринять для налаживания эффективного взаимодействия на различных направлениях.

Проблема, однако, в том, что на отношениях по-прежнему сильно сказывается внутриполитическая конъюнктура в США. Как я уже отмечал ранее, некоторые силы в вашингтонском истеблишменте раздувают русофобскую истерию и пытаются заблокировать любые позитивные сдвиги в двусторонних делах. Не случайно, сразу после встречи в Хельсинки Д.Трамп попал под огонь критики оппонентов, а в Конгрессе принялись готовить новые инициативы, направленные против нашей страны.

На этом фоне не вполне последовательно ведет себя и Администрация. Несмотря на заверения американцев в готовности к диалогу, мы по-прежнему сталкиваемся с недружественными шагами, обостряющими и без того непростую ситуацию в отношениях. Так, 8 августа было объявлено о новых антироссийских мерах под предлогом нашей якобы причастности к «делу Скрипалей». Причем нам сходу стали угрожать дальнейшим наращиванием давления, если мы не убедим США, что больше не применяем химическое и биологическое оружие. Такие требования сложно воспринимать всерьез. Они выглядят особенно странно, если учитывать, что мы, в отличие от США, свой химический арсенал полностью ликвидировали. И это подтвердила ОЗХО.

Со своей стороны, продолжим действовать спокойно и прагматично, реагируя на все выпады в соответствии с принципом взаимности. Разумеется, попытки разговаривать с Россией на языке ультиматумов бесперспективны. При этом остаемся открытыми к выстраиванию нормальных взаимоуважительных отношений с Вашингтоном на основе реального учета интересов друг друга.

Вопрос: Украина является одной из самых сложных тем для западных стран по отношению к России, которые понимают присоединение к ней Крыма как аннексию и ввели антироссийские санкции. Москва отреагировала на данный шаг введением собственных ответных ограничений. Возможно ли возвращение Крыма Украине с целью снятия создавшихся противоречий?

С.В.Лавров: Данная тема закрыта окончательно. Крым – неотъемлемая составная часть Российской Федерации. В настоящий момент полностью завершен процесс интеграции полуострова в общероссийское политическое, правовое, социально-экономическое пространство. По плану возводятся ключевые объекты региональной инфраструктуры. На жителей полуострова распространены все предусмотренные российским законодательством меры социального обеспечения и поддержки. В Крыму установилась атмосфера межнационального согласия – прежде всего благодаря учету интересов всех национальностей.

Хочу подчеркнуть, что воссоединение Крыма с Россией произошло на четкой международно-правовой основе. Население полуострова реализовало закрепленное в Уставе ООН право на самоопределение после того, как в Киеве произошел антиконституционный госпереворот и начали раздаваться неприкрытые угрозы в адрес русскоязычных крымчан со стороны украинских ультранационалистов. Выраженная на референдуме воля жителей полуострова позволила им избежать трагедии братоубийственной междоусобицы, которую киевские власти развязали против собственных граждан на Юго-Востоке страны, в Донбассе.

Посещающие Крым представители зарубежных общественно-политических и деловых кругов, в том числе из европейских государств, могут воочию убедиться в приверженности крымчан сделанному ими в марте 2014 года свободному выбору, связавшему их судьбу с Россией. Пользуясь случаем, хотел бы пригласить читателей газеты приехать в Крым и самим посмотреть, чем живет сегодня полуостров, и насколько реальная картина отличается от тех странных описаний, которые порой приходится читать в европейской прессе.

Вопрос: Россия военным путем поддерживает Правительство сирийского Президента Б.Асада, который, по информации ряда источников, не гнушается использовать отравляющие вещества против собственных граждан. Что заставляет Москву поддерживать режим в Дамаске?

С.В.Лавров: Российские военные, находясь на территории Сирии по приглашению законного Правительства этой страны, оказывают поддержку сирийскому народу в его борьбе с международным терроризмом.

Напомню, что к середине 2015 года ИГИЛ энергично расширял свой «халифат» – под его властью оказалось почти 70% сирийской территории. Преступная деятельность террористических группировок, выплеснувшись за пределы Ближнего Востока, приобрела глобальный характер. Кровавые теракты совершались в различных частях мира, в том числе в европейских городах. Европу захлестнул поток беженцев. Действия ведомой США т.н. «антиигиловской» коалиции, созданной в обход Совета Безопасности ООН и без координации с сирийскими властями, демонстрировали крайне низкую эффективность.

Благодаря решительным действиям российских военных, подкрепленных энергичными дипломатическими шагами, нанесен сокрушительный удар игиловцам и другим террористическим группировкам, которые, повторю, представляли самую серьезную угрозу для всего мирового сообщества. Главное – удалось сохранить сирийскую государственность.

Сегодня магистральным направлением наших усилий в Сирии остается содействие достижению скорейшего политического урегулирования на основе резолюции 2254 СБ ООН и с учетом итогов Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Россия вместе с партнерами реализует инициативу по возвращению сирийских беженцев и внутренне перемещенных лиц в места прежнего проживания. На очереди – большая работа по восстановлению разрушенной инфраструктуры и экономики страны.

Что касается обвинений Правительства САР в применении химического оружия, то до сих пор не было представлено никаких доказательств, в т.ч. применительно к нашумевшему инциденту в г.Дума 7 апреля этого года. Там не было обнаружено ни следов применения химоружия, ни жертв или пострадавших, ни свидетелей. Зато нашлись те, кто участвовал в осуществленных пресловутыми «Белыми касками» постановочных съемках якобы «спасения пострадавших от химической атаки».

Несмотря на отсутствие доказательств 14 апреля США и их союзники – в нарушение фундаментальных принципов международного права, духа и буквы Устава ООН – нанесли по сирийской территории массированные ракетно-бомбовые удары, поставившие под угрозу весь процесс урегулирования в этой стране. Это – наглядный пример того, кто и как действует в отношении Сирии.

Вопрос: Президент США Д.Трамп заявил о том, что проект газопровода «Северный поток – 2» из России в Германию разделяет Европу. На Ваш взгляд, речь идет о политических или экономических аргументах?

С.В.Лавров: Спекуляции о том, что Россия, якобы, стремится ослабить или расколоть Европу, абсурдны. Мы неизменно выступаем за наращивание широкого равноправного сотрудничества на всем европейском континенте с опорой на принцип равной и неделимой безопасности. На решение этой задачи была, в частности, направлена известная инициатива Президента Российской Федерации В.В.Путина по формированию общего экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана.

«Северный поток-2» носит исключительно коммерческий характер. Реализация проекта призвана диверсифицировать маршруты поставок газа, устранить транзитные риски. А в конечном итоге – удовлетворить растущий спрос экономик европейских государств на энергоресурсы, укрепить энергетическую безопасность всего европейского континента. И, кстати говоря, повысить уровень позитивной экономической взаимозависимости России и Евросоюза, лежащей в основе обоюдно выгодных отношений и стабильности на европейском континенте.

Что касается озвученного Вами заявления Президента США, то его цель нам понятна. Она заключается в том, чтобы продвинуть американские экономические и энергетические интересы в Европе. В частности, заставить страны ЕС профинансировать строительство дорогостоящей инфраструктуры и начать покупать сжиженный природный газ из США, цена которого на 30-40% выше по сравнению с трубопроводным газом из России. Европейцам решать, какой из вариантов им нравится больше.

Вопрос: Словакия поддерживает антироссийские санкции ЕС, но вместе с тем не выслала ни одного российского дипломата в связи с т.н. «делом Скрипалей», заняв в этом вопросе сдержанную позицию. Какое место занимает Словакия в российской внешней политике, и как развиваются наши двусторонние отношения?

С.В.Лавров: В этом году мы отмечаем 25-летие установления дипломатических отношений. За прошедшие годы между нашими государствами сложился высокий уровень взаимного доверия. С удовлетворением констатирую обоюдный настрой на поступательное развитие двустороннего сотрудничества.

Поддерживается взаимоуважительный политический диалог. Высоко ценю добрые отношения со своим словацким коллегой М.Лайчаком. Укрепляются межпарламентские связи – в частности, в ноябре прошлого года состоялся официальный визит в Россию главы Национального совета Словакии А.Данко.

Продвигаются межрегиональные обмены. Сегодня действует более 50 соглашений, заключенных между субъектами Российской Федерации, местными администрациями, а также Министерством экономики Словакии. Энергичную работу по упрочению контактов по линии регионов и городов-побратимов ведут Международная ассоциация «Породненные города» и Ассоциация городов и деревень Словакии.

Словакия – важный торгово-экономический партнер России в Европе. Растет товарооборот, который по итогам прошлого года составил 5,3 млрд. долл. Закреплению положительной динамики призвана способствовать локализация производств словацких компаний в России.

Российско-словацкие отношения традиционно отличаются насыщенным культурно-гуманитарным взаимодействием. Готовы и далее поддерживать соответствующие проекты, в том числе уже реализуемые, на основе подписанной в марте 2018 года программы сотрудничества между министерствами культуры двух стран на 2018-2022 годы.

Наши народы объединяют не только культурная близость, но и славные страницы совместной борьбы с нацизмом. Искренне признательны словацкому руководству, местным властям, гражданам за бережное отношение к памяти советских воинов, отдавших жизнь за освобождение вашей страны, всей Европы от ужасов «коричневой чумы», за заботу о российских воинских захоронениях и мемориалах на территории Словакии.