О заявлении Министра иностранных дел России С.В.Лаврова относительно выполнения Минских соглашений

Лавров

17 августа на совместной пресс-конференции со своим иранским коллегой Д.Зарифом Министр иностранных дел России С.В.Лавров ответил на вопрос, касающийся выполнения Минских соглашений.

 

Вопрос: С момента подписания Минских соглашений прошло уже полгода. Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер накануне назвал ситуацию «взрывоопасной». На Ваш взгляд, не назрела ли необходимость провести новый саммит в «нормандском формате»? Также звучат призывы провести экстренную встречу между представителями Киева, ДНР и ЛНР. Это возможно?

С.В.Лавров: Мы действительно очень озабочены тем, как обстоят дела с выполнением Минских договоренностей от 12 февраля с.г. Я регулярно общаюсь на эту тему со своими коллегами. Буквально на днях я говорил с Государственным секретарем США Дж.Керри и Министром иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайером. Мы передали наши соответствующие оценки и в Париж – еще одной стране, которая наряду с Германией и Россией является своего рода «гарантом» Минских соглашений.

Тревожат ситуация на фронтах – уже можно говорить не о «линии соприкосновения», а о «фронте». Долгое время в ответ на призывы «нормандской четверки» шли переговоры об осуществлении демилитаризации Широкино и об отводе вооружения калибром менее 100 мм на 15 км в каждую сторону, но процедуру не удавалось согласовать из-за периодически меняющийся позиции Киева. Затем, как Вы знаете, ополченцы предприняли односторонние шаги – вывели все свои вооруженные подразделения из Широкино и отвели на 3 км находившиеся там вооружения. Мы рассчитывали, что такой жест доброй воли будет встречен взаимностью со стороны ВСУ, однако этого не произошло. В Широкино вместо выведенных оттуда подразделений бойцов т.н. добровольческого батальона «Азов», вошли подразделения регулярных ВСУ. Есть информация, что там появились еще и морские пехотинцы, что тоже наводит на определенные мысли. Уже вот-вот согласованный отвод вооружений от линии соприкосновения не был подписан на встрече Контактной группы, потому что украинская сторона в последний момент изменила свою позицию, отказавшись от предварительных договоренностей. На вопрос, почему они так поступили, ответили: «Мы здесь как бы что-то завизировали, а в Киеве сказали, что мы неправильно поступили».

Нас тревожит развитие событий последних дней, которое очень сильно напоминает подготовку к очередным боевым действиям. Так было в августе прошлого года, когда украинская армия получила приказ: «Наступать!». Когда наступление захлебнулось, они согласились на переговоры, был «Минск-1». Так было в январе этого года, когда была предпринята очередная попытка силой разрешить ситуацию, она тоже сорвалась. Украинская сторона опять пошла на переговоры – был «Минск-2». Нам кажется, что не стоит больше экспериментировать и искушать судьбу, а нужно просто выполнить то, о чем договорились в Минске. Я имею в виду не только военную разрядку, но и начало политического процесса, который предельно четко прописан в Минских договоренностях. Вместо поправок к конституции, которые излагали бы права территорий под контролем провозглашенных ДНР и ЛНР, причем права, которые были сформулированы текстуально лидерами Германии и Франции на переговорах в Минске 12 февраля и которые должны быть закреплены, повторяю, дословно в конституции. Вместо этого в основной закон принимаются сначала переходные положения о том, что когда-нибудь какие-нибудь территории где-нибудь на Украине получат особый статус, потом из переходных положений это аморфное обещание переносится в другой раздел конституции. Киев заявляет, что Украина выполнила свои обязательства, а вице-президент США Дж.Байден пишет в Верховную Раду Украины поздравления с тем, что страна решила проблему децентрализации, всего-навсего пообещав где-нибудь когда-нибудь о чем-нибудь подумать в плане местного самоуправления в какой-нибудь части Украины.

Россия подготовила развернутый, страниц на восемь, неофициальный документ, который анализирует, насколько действия украинской власти отвечают обязательствам, взятым Президентом Украины П.Порошенко по Минским соглашениям, прежде всего, в политическом процессе. Мы передали этот документ и членам «нормандской четверки», включая украинскую сторону, передали США.

Нужно ли задействовать «нормандский формат»? Да, считаю, что нужно, потому «нормандская четверка» в конце концов, поддержала Договоренности от 12 февраля с.г., которые были подписаны представителями Киева, Донецка, Луганска при участии России и ОБСЕ. «Нормандская четверка», прежде всего Германия и Франция, отвечают за то, как украинские власти выполняют эти обязательства. Мы будем готовы провести встречи для начала, видимо, на уровне экспертов, чтобы положить два документа на стол: документ, который называется «Минский комплекс мер», а рядом положить принятые Верховной Радой поправки к конституции Украины и документы, принятые  Верховной Радой о проведении местных выборов в Донбассе и предоставлении этим территориям особого статуса. Простое сопоставление обязательств Президента Украины П.Порошенко и того, что в итоге в Киеве было сделано, должно быть очень занимательным занятием. Мы готовы к такому разговору с теми, кто гарантировал добросовестность действий украинской стороны.

Что касается прямых переговоров между Киевом, Луганском и Донецком – это суть всех договоренностей, которые были заключены в Минске и без этого, конечно же, никуда нам не продвинуться. Есть Контактная группа, в которой создано четыре подгруппы, только в рамках которых и может вестись вся работа по преодолению препятствий на пути выполнения Комплекса мер от 12 февраля с.г. Украинская сторона постоянно пытается либо уклониться от таких контактов, либо навязать подход, согласно которому решать все вопросы нужно без участия Донецка и Луганска, а их только ставить перед фактом. Все это наводит на очень тревожные размышления. Надеюсь, что планируемые на следующей неделе серии встреч Контактной группы и ее подгрупп все-таки переломят тенденцию отказа Киева от прямого диалога, и мы вместе с нашими партнерами по «нормандскому формату», с американскими коллегами, которые заверяли нас в том, что искренне хотят добиться полного выполнения «Минска-2», сможем такой прямой диалог помочь наладить.

Пока мы видим, что, к сожалению, руководство Украины пытается «разогревать» ситуацию, выступая с какими-то совершенно немыслимыми, бредовыми заявлениями. Приведу пример недавнего интервью Президента Украины П.Порошенко газете «Либерасьон». Отвечая на вопрос, о том, как он характеризует политику России, он ответил: «Ну, Путин хочет всю Европу. Возможна ли агрессия России против Финляндии? Да. А против Балтийских стран? Конечно. А в бассейне Черного моря? Да. Поэтому Украина ведет борьбе не только за свои суверенитет и целостность, но и за демократию, свободу и безопасность всего Европейского континента». Понятно, что человек, который выступает с такими неспровоцированными заявлениями (он сам себя спрашивает, готов ли Президент России В.В.Путин напасть на всю Европу, и сам отвечает, что готов) больше озабочен тем, чтобы поддерживать русофобию на Западе и искусственно нагнетать напряженность тем самым отвлекая внимание от своей неспособности выполнить все, под чем подписался. Недоговороспособность нынешних киевских властей нас очень серьезно тревожит, поэтому мы и возлагаем такие надежды на то, что участники «нормандского формата» не могут не видеть всех этих игр, не могут не видеть искренних усилий России по обеспечению выполнения Минских обязательств всеми сторонами, не могут не понимать той игры, в которую сейчас пытается всех заманить украинское руководство.