Пресс-конференция В. Путина по итогам переговоров с Премьер-министром Греции Алексисом Ципрасом

Путин и Ципрас 1

В.Путин: Уважаемые коллеги, дамы и господа!
Переговоры с Премьер-министром Греции господином Алексисом Ципрасом прошли в деловом ключе и доброжелательной атмосфере.
Подробно обсуждены ключевые аспекты российско-греческого сотрудничества, актуальные международные и региональные проблемы. Особое внимание было уделено вопросам расширения взаимодействия в торгово-экономической сфере.
В прошлом году двусторонний товарооборот составил 4,2 миллиарда долларов, то есть снизился на 40 процентов. Сказались как антироссийские санкции, ответные действия России, так и падение цен на энергоносители. Тем не менее мы условились предпринять усилия с тем, чтобы вернуть торговлю на траекторию роста. Надеемся, что этому будет способствовать активизация работы Российско-Греческой межправкомиссии, а также реализация принятого сегодня Совместного плана действий на 2015–2016 годы. Договорились уделять больше внимания инвестиционному сотрудничеству. Пока цифры здесь весьма скромные.
Обсудили с господином Ципрасом и вопросы сотрудничества в сфере энергетики. Россия является крупнейшим экспортёром энергоресурсов на греческий рынок, обеспечивает две трети всех потребностей Греции в природном газе.
Естественно, коснулись и перспектив реализации крупного инфраструктурного проекта, который мы называем «Турецкий поток», – ключевого проекта по транспортировке российского газа через Турцию на Балканы, возможно – в Италию, в Центральную Европу. Новый маршрут обеспечит потребности европейцев в топливе, а Греции позволит стать одним из основных энергораспределительных центров на континенте, поможет привлечь значительные капиталовложения в греческую экономику, создать дополнительные рабочие места. Разумеется, в конечном итоге это вопрос наших экономических структур и суверенное решение Правительства Греции.
У наших стран есть неплохие заделы и в промышленной кооперации. Российские компании поставляют в Грецию силовые машины, транспортное и другое технологическое оборудование. Компания «Российские железные дороги» ведёт переговоры об участии в модернизации порта Салоники.
На традиционно высоком уровне находятся контакты в культурно-гуманитарной сфере. В следующем году проведём перекрёстные Годы России в Греции и Греции в России. Их программа будет насыщена проектами в области образования, искусства, культуры. Пройдут мероприятия, направленные на популяризацию русского и греческого языков.
Знаковым событием станут празднования в 2016 году тысячелетия русского присутствия на святой горе Афон. Большая роль в их подготовке принадлежит Русской православной церкви. Мы условились с руководством Греции сообща помогать в организации торжеств по случаю этого знаменательного для наших стран юбилея.
Отрадно, что укрепляется и межрегиональное сотрудничество.
Составной частью российско-греческих отношений являются контакты в области туризма. Греция – одно из наиболее популярных и востребованных мест отдыха россиян. В прошлом году греческие курорты и достопримечательности посетили более 900 тысяч наших граждан.
Детально говорили и о международной повестке дня. Считаем, что поиск всеобъемлющего и справедливого урегулирования кипрской проблемы должен вестись на основе соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН, учитывая интересы всех жителей Кипра, без вмешательства извне.
Мы, конечно, обменялись и мнениями о перспективах отношений между Россией и ЕС. Российская сторона подробно проинформировала наших греческих друзей о ситуации на юго-востоке Украины. Мы подчеркнули заинтересованность Российской Федерации в полном выполнении всех минских договорённостей.
В России и Греции придаётся особое значение отмечаемому в этом году 70-летию окончания Второй мировой войны, в ходе которой народы наших стран сражались плечом к плечу против фашизма. В совместном заявлении мы подчеркнули глубокое уважение ко всем, кто отстоял мир и свободу человечества. И поэтому столь важно достойно отметить юбилей Победы.
В завершение хотел бы ещё раз поблагодарить Премьер-министра Греции Алексиса Ципраса, всех наших греческих коллег за обстоятельный, конструктивный и очень открытый разговор.
Благодарю вас за внимание.
А.Ципрас (как переведено): Я бы хотел со своей стороны поблагодарить Президента Владимира Владимировича Путина за его гостеприимство, приём и наши очень существенные плодотворные переговоры.
Хочу заявить, что сегодня очень важный день для греко-российских отношений – отношений, которые укреплены многолетней совместной борьбой, борьбой наших народов с тоталитаризмом и фашизмом; совместными культурными традициями, единой верой. Отношений, которые в последние годы находились в периоде успокоения, рецессии, спада. Но сегодня, когда в Москву пришла весна, очень хороший день, мне кажется, для того, чтобы привнести весну в греко-российские отношения.
Поскольку в последние дни я слышал много комментариев и публичных заявлений европейских чиновников о намерениях Греческой Республики возобновить свои отношения с Россией, я хочу заявить следующее. Греция – это суверенная страна со своим безоговорочным правом вести многогранную внешнюю политику и использовать геополитическую роль в качестве европейской, средиземноморской и балканской страны, страны региона Причерноморья.
Мы уважаем наши обязанности во всех международных организациях, в которых мы участвуем, и одновременно мы используем все возможности на международном уровне в целях продвижения взаимовыгодного сотрудничества на основе продвижения защиты интересов греческого народа. Возможности такого сотрудничества между нашими странами обсудили сегодня с Президентом Владимиром Владимировичем Путиным.
Мы детально, более конкретно обсудили, как мы можем увеличить греческий экспорт в Россию, покрывая по возможности большое отрицательное сальдо в нашей торговле, как мы можем снять российские ответные меры на определённую продукцию в греческих интересах, как мы можем привлечь российские инвестиции в определённые отрасли греческой экономики, такие как туризм или инфраструктура, как мы можем увеличить ещё больше туризм и наши культурные, научные и образовательные обмены, как мы можем продвигать наше энергетическое сотрудничество одновременно с уже существующим нашим сотрудничеством, укрепляя роль Греции в качестве энергетического узла с Европой и с близлежащим регионом.
В этом направлении я обратил внимание российского Президента, я подчеркнул, что Греческая Республика заинтересована в изучении возможностей инвестиционных инициатив в целях строительства греческого трубопровода природного газа с греко-турецкой границы на греческую территорию, в целях покрытия энергетических потребностей нашей страны, а также в целях обеспечения энергетической безопасности, соблюдая всегда законодательство и правила как Греческой Республики, так и Европейского союза.
Также обсудили и согласовали совместный план действий на 2015–2016 годы, который составляет компас нашего сотрудничества во всех пластах нашего сотрудничества, а также меморандум о сотрудничестве по перекрёстным Годам Греции и России в 2016 году, который подписан несколько минут назад министрами иностранных дел Сергеем Лавровым и Никосом Котзиасом, а также наше совместное заявление по поводу 70-летия Победы народов против фашизма.
Нам представилась возможность обсудить развитие событий в регионе. В рамках нашего обсуждения мы подчеркнули, насколько важно обеспечение мира и стабильности на Украине. Я выразил своё беспокойство о потенциальной опасности в случае кульминации военных действий, о безопасности и риске для десятков тысяч украинцев греческого происхождения, которые проживают на территории Мариуполя и в близлежащих регионах. Поэтому все стороны должны поддержать пакет минских соглашений. Соблюдение, реализация и применение минских соглашений является ключом для того, чтобы преодолеть этот глубочайший европейский кризис и оставить позади порочный круг тупиковых санкций, который как раз отстраняет народы и не ведёт к защите международного права.
Существует прямая необходимость вернуться к серьёзному диалогу о новой архитектуре безопасности с усилением роли ОБСЕ. Никто не может представить, что в этом диалоге не будет присутствовать Россия. В этом направлении Греция постарается в рамках своих возможностей, с учётом своего равномерного присутствия в европейских институциональных структурах оказать активное содействие в создании мостов сотрудничества и диалога между Европейским союзом и Российской Федерацией, имея положительную повестку дня с совместным отстранением сегодняшних вызовов, таких как джихадизм и проблемы на Ближнем Востоке и в Северной Африке.
Я также выразил своё удовлетворение и поприветствовал последовательную позицию России в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН на протяжении всех турецких вызовов в кипрской эксклюзивной экономической зоне. Я подчеркнул, насколько важно восстановить, перезапустить новое жизнеспособное решение кипрской проблемы на основании решений Совета Безопасности ООН.
Господин Президент, благодарю Вас. Хочу считать, что это начало новой весны в отношениях наших стран и что будет соответствующее применение, потому что основное – это не заявления, а реализация заявленного. Мне кажется, что у нас есть желание реализовать всё, о чём мы заявили, в противовес тому, что случалось в прошлом. Сейчас несвоевременно как раз разбираться в том, кто несёт ответственность за это.
Хотел бы выразить свою благодарность и пожелать, чтобы отношения наших стран стали плодотворными во благо дружбы и сотрудничества российского и греческого народов.
Вопрос (как переведено): Во время предыдущего визита греческого премьера в Россию совет Москвы для устранения греческого кризиса был – обратиться в МВФ. Сегодня была обсуждена возможность, вероятность оказания финансовой помощи, любой помощи России Греции или Вы остаётесь на той позиции, которую Вы изъявили тогда?
Можете сказать, в каких секторах существует интерес России в инвестиционные проекты Греции, особенно что касается проекта пакета приватизации?
В.Путин: Греческая сторона не обращалась к нам ни с какими просьбами о помощи. Это первое.
Второе. Мы обсуждали вопросы взаимодействия в различных секторах экономики, в том числе и возможность реализации крупных проектов в сфере энергетики. В рамках этих проектов могут возникнуть такие ситуации, которые позволили бы нам не только откредитовать те или иные планы, которые мы вместе сегодня обсуждали, но и решать вопросы кредитных отношений в более широком контексте в свете реализации этих проектов.
Я мудрёно изложил, но пояснить могу следующее. Если мы, допустим, будем реализовать крупный проект, который будет приносить доход Греции, то это значит, что из этих доходов могут быть осуществлены и погашения тех кредитов, о которых мы сегодня вскользь упоминали. То есть речь идёт не о помощи, а о сотрудничестве, в том числе и в финансовой области, в привязке к конкретным крупным проектам.
По поводу возможного участия российских компаний в приватизации отдельных объектов промышленности либо инфраструктуры в Греции. Я ещё раз подчеркну, что если греческая сторона, греческое правительство будет осуществлять приватизационные процессы у себя, в своей экономике, то мы готовы принять участие в этих тендерах. И надеемся, что если это будет осуществляться, что российские компании не будут поставлены в условия худшие, чем другие участники этого процесса. Больше нам ничего и не нужно.
Есть у нас интерес в инвестициях в Грецию? Есть. Прежде всего в сфере инфраструктурных объектов. Это порты, аэропорты, трубопроводные системы. Но не только. Мы готовы работать и дальше в сфере энергетики, в сфере генерации и в сфере поставок энергоресурсов, готовы работать в области промышленности. Здесь есть различные направления, которые могли бы представить взаимный интерес. Всё это мы сегодня достаточно подробно обсуждали с господином Премьер-министром.
Вопрос: Господин Премьер-министр, ставили ли Вы вопрос об отказе России от ограничительных мер, которые были введены в связи с санкциями против России?
Владимир Владимирович, в случае, если вопрос даже будет так поставлен или тем более решён, не опасаетесь ли Вы, что это принесёт вред и затормозит развитие российского аграрного сектора?
А.Ципрас: Я услышал в первой части только вопрос о санкциях. Если позволите, я бы хотел дать свой ответ на первый вопрос.
Что касается Греции, у неё нет своего требования путешествовать по странам, заявляя о решении своей проблемы. Это экономический кризис, который касается не только Греции, это европейский кризис. Вопрос не греческий, это вопрос европейский. Поэтому для европейской проблемы будет найдено европейское решение. В этом контексте мы работаем с нашими коллегами в Европе.
Греция – это суверенная страна. Она в последние годы находится в сложном экономическом положении. Она потеряла из за этих программ, которые были реализованы в последние пять лет, большую часть своей экономической мощи, но не потеряла свою геополитическую динамику. Это суверенная страна, повторяю, у которой есть всякое право использовать эту динамику и идти дальше, заключать соглашения с целью развития, взаимного интереса всех сторон и, конечно, в первую очередь поможет греческому народу и стране преодолеть кризис. Именно такого рода соглашения мы приехали сюда обсудить.
Конечно, эти соглашения с вектором развития способствуют стабилизации в регионе. Мы можем сказать, что именно на основе этих соглашений мы построим отношения доверия с Российской Федерацией в качестве суверенной страны, конечно, страны – члена ЕС, соблюдая и уважая все наши подписанные обязательства с ЕС. Но не могут эти обязательства одним странам позволять иметь соглашения с другими, с третьими странами, а другим не разрешать.
Что касается аграрного сектора. Я хочу сказать, что греческая экономика понесла большой урон из за ответных мер на санкции. Это касается греческой продукции, это большая рана. Мы прекрасно понимаем, что ответные меры пришли в качестве ответа на санкции, с логикой которых мы не согласны, и это наше несогласие публично изъявляли и на высшем уровне. Это наша точка зрения, которую мы постоянно доводим до наших коллег в ЕС, потому что мы не считаем, что это плодотворное решение фактически «экономической» войны. Она приведёт к отношениям «холодной войны» между Западом и Россией. Мы работаем, имея свои возможности в рамках ЕС, в целях продвижения решений диалога, дипломатии, понимания.
Поэтому мы поддерживаем Минские соглашения. И именно в этом направлении мы обсудили способы, на основании которых мы смогли бы найти возможность преодолеть сегодняшние трудности, поскольку цель обеих стран – и России, и Греции, – это существенное развитие сотрудничества в аграрном секторе, в сельскохозяйственном секторе, и как раз покрыть те лакуны, с которыми мы столкнулись в последние годы при экспорте греческих товаров на территорию Российской Федерации. Мне кажется, что, если есть политическое желание, мы всегда найдём решение.
В.Путин: Ещё два слова по нашему сотрудничеству в области сельского хозяйства. У нас с Грецией всегда были и есть очень добрые, хорошие отношения. Сейчас не буду давать им развёрнутую характеристику. Поверьте, что так оно и есть на практике. Мы понимаем, что Греция вынуждена была тоже проголосовать за санкции против России. Ответные меры, конечно, ударили и по Греции, но это не наша вина. 50 процентов импорта из Греции на российский рынок составляли товары сельхозпроизводства. Просто мы не могли поступить иначе и не можем делать исключение для какой то одной страны Евросоюза.
Но мы говорили сегодня о возможности расширения сотрудничества в этой области, в том числе за счёт создания совместных предприятий. Я думаю, что, если мы пойдём по этому пути, мы не нанесём в России никакого ущерба для наших сельхозпроизводителей, потому что они будут вовлечены в этот процесс. Это первое.
А второе и самое главное, самый лучший способ решить эти проблемы – вообще прекратить всякую санкционную войну и соответствующие ответные меры с нашей стороны.
Вопрос: Вопрос российскому Президенту. Мы часто слышим комментарии европейских СМИ и публичные заявления о том, что Греция и Россия сейчас углубляют свои отношения, что мы наблюдаем и сегодня. Почему именно Россия в данный момент хочет использовать Грецию как троянского коня, для того чтобы как раз побороть холодные отношения и позицию ЕС?
Вопрос греческому Президенту. Господин Президент, если наши заёмщики не проявят солидарность и нас выбросят из лодки, как характерно говорил член Вашего правительства, тогда направится ли Греция на Россию?
В.Путин: По поводу мифологии, троянских лошадей и прочее. Вы знаете, этот вопрос был бы справедливым, если бы я приехал в Афины. Мы никого ни на что не уговариваем и никого ни к чему не склоняем. Мы просто открыты для совместной позитивной работы, направленной на достижение позитивных результатов в интересах наших людей и наших экономик. Если греческое правительство под руководством господина Ципраса считает возможным восстанавливать и расширять отношения с Российской Федерацией, мы будем это только приветствовать и, разумеется, готовы сделать встречные шаги во всех сферах, которые мы сегодня обсуждали: и в области международных отношений, и в области сотрудничества в гуманитарных областях – тем более это сотрудничество никогда не прерывалось. Конечно, будем расширять наше взаимодействие в сфере экономики.
Думаю, что любая страна вправе принимать решения в соответствии со своими национальными интересами. И не могу не согласиться с теми наблюдателями и политическими аналитиками, которые говорят о том, что, когда Россию посещают какие то другие руководители других стран, это считается нормальным, а приезд главы правительства Греции почему то рассматривается как абсолютно экстраординарное событие. Я этого никак не могу в толк взять, почему это так. Или что, Греция, обременённая долгами, уже и в политическом плане как то связана по рукам и ногам и её суверенитет уж настолько ограничен, что не может проводить самостоятельно внешнюю политику? Думаю, что это не так, и все действия Премьер-министра Греции как раз говорят об обратном.
Но хочу вас заверить в том, что мы не собираемся ничего использовать внутри Евросоюза, для того чтобы решать как то фрагментарно вопрос улучшения отношений с европейским объединением в целом. Мы за то, чтобы работать со всей объединённой Европой, работать открыто, доверительно, в рамках долгосрочных наших стратегий.
Вы знаете, я говорил о том, что нам нужно создавать единое экономическое и гуманитарное пространство от Лиссабона до Владивостока. Недавно Президент Франции меня поправил, даже сказал: «Не забывай, что это изначально была идея де Голля. Только он говорил о пространстве от Лиссабона до Урала. Ты только её немножко расширил». Я не спорю, так оно и было на самом деле.
Во всяком случае, в наших совместных планах всегда присутствовало такое отношение к сотрудничеству – долгосрочное, стратегическое. Об этом мне говорил когда то и бывший канцлер Федеративной Республики господин Коль, который являлся очень горячим сторонником развития российско-германских отношений. В общем, никакой новизны здесь нет, и ничего необычного в том, что делает в этом направлении действующий Премьер-министр Греции, я не вижу. Мы будем только поддерживать все эти усилия.
А.Ципрас: Вы сказали о возможности выбросить нас из лодки. Но в этой лодке мы находимся все вместе, и никому не даём права считать нас нелегальными спутниками. Мы спутники и равномерные хозяева этой лодки, и никому не даём права считать, что кто то должен путешествовать в первом классе, кто то на палубе, а кто то упадёт в море. Тем более, если начнём друг друга выбрасывать в море, в итоге лодка, корабль наткнётся на скалы.
Поэтому хочу повторить: мы не делаем ничего больше, чем применение нашего права, уважая соглашения, которые мы подписали во всех международных организациях, в которых мы участвуем. Но наше право состоит в том, что мы идём дальше в рамках активной, многогранной, многосторонней внешней политики, взаимной выгоды, интересов и защиты права греческого народа выйти из этого кризиса, и права страны прийти к развитию и одновременно содействовать стабилизации в регионе.
Мне кажется, что кому то следует прекращать комментировать наши естественные действия – действия нового, молодого греческого правительства. Они, может быть, привыкли к определённой логике как то комментировать наши предыдущие правительства, как будто мы долговая колония. Нет, мы страна, у которой фискальные проблемы, финансовые проблемы, и мы постараемся решить эти проблемы в рамках Европы. Но у нас есть те же права, что и у других стран ЕС, идти на экономическое сотрудничество с целью развития во благо наших народов и всех народов Европы. Потому что то, что мы обсуждали сегодня с Президентом Путиным, даёт возможность обеспечения безопасности всех народов Европы. Я считаю, что это будет оценено нашими соседями, а также всеми странами ЕС.
В.Путин: Кстати говоря, могу добавить. Помните кризис, который произошёл на Кипре? Нас же все просили Кипру помочь. А развитие сотрудничества с Грецией – в развитии этого сотрудничества заинтересованы не только Греция и Россия, но и все страны-кредиторы, в том числе все европейские страны. Ведь если греческая экономика будет укрепляться, скажем, за счёт развития отношений с Россией, возможность своевременного возвращения и решение всех долговых обязательств, погашение долговых обязательств перед кредиторами, перед МВФ, перед ЕС станут более достижимыми. В нормализации ситуации в греческой экономике все заинтересованы. Для меня даже странно слышать, что кто то высказывает какие бы то ни было сомнения на этот счёт. Это продиктовано исключительно текущими конъюнктурными политическими соображениями, которые ничего общего не имеют с интересами ни греческого, ни российского, ни вообще европейских народов.
Вопрос: Вопрос к обоим лидерам. Вы сказали об энергодиалоге. Правильно ли я понимаю, что речь идёт об участии – вопрос уже решён – об участии Греции в «Турецком потоке»? Обсуждался ли во время переговоров вопрос создания энергохаба на границе Греции и Турции? Расскажите об этом, пожалуйста, поподробнее. На каких условиях Греция будет участвовать в этом проекте? О каких объёмах идёт речь и в каком смысле это выгодно обеим странам?
В.Путин: Мы, конечно, об этом говорили, говорили немало. Но сейчас сказать нечто конкретное затруднительно, потому что это требует конкретной профессиональной подготовки на уровне хозяйствующих субъектов – на уровне «Газпрома», соответствующих министерств, ведомств Российской Федерации и их партнёров в Греции.
Вы знаете позицию балканских стран. Она, по моему, вчера была достаточно ясно сформулирована. Но только от греческого правительства в результате проработки всех технических и экономических вопросов будет зависеть, примет Греция участие в реализации этого проекта или нет.
На мой взгляд, и я всегда говорил и говорю об этом публично, конечно, это поднимает геополитический статус Греции, она становится крупной транзитной страной для всего юга Европы, и не только для юга, но, может быть, даже и для Центральной Европы. Она будет получать приличные деньги за транзит. Речь идёт о сотнях миллионов евро ежегодно, просто за транзит, просто так. И кроме этого, это создание новых рабочих мест, это поступления во все уровни налоговой системы страны. Это серьёзный, крупномасштабный, многомиллиардный проект. Мы говорили о том, как обеспечить его финансирование. Но, конечно, наши греческие партнёры и друзья должны вместе со своими российскими партнёрами проработать все детали. Только после этого можно будет говорить о чём то конкретном.
А.Ципрас: Во первых, я бы хотел сказать, что «Турецкого потока» на территории Греции не будет. Это будет греческий трубопровод. Турецкий трубопровод будет на территории Турции. Чтобы это было ясно.
Мы, повторяю, выразили нашу заинтересованность изучить возможности финансирования греческого трубопровода с той целью, что он будет брать природный газ с греко-турецкой границы с целью энергетической безопасности и автономии нашей страны, Греции, её развития. Кроме того, проекты такого калибра создают возможность стабилизации и безопасности в регионе в целом.
Мы считаем, что мы не можем принять название «Турецкий поток», но мы считаем, что это как раз улучшит наши отношения с Турцией. Поэтому мы открыты для изучения возможности такого финансирования, уважая всегда институциональные рамки, которые определяются нашим участием в ЕС, а также греческим законодательством. Подробности, как вы прекрасно понимаете, мы изучим в ближайшее время.
Это часть всего того, что мы обсудили сегодня, и касается как раз перезагрузки существующих отношений с целью развития сотрудничества, торгового обмена, развития тесных культурных отношений, поскольку у наших стран общие страницы истории, традиции, тесные отношения, которые касаются нашей общей духовности, духовной историко-культурной традиции и общности.
Знаете, может быть, было бы нецелесообразно обратить внимание только на финансы и не акцентировать внимание на наш фундамент, на нашу культурную общность. Сотрудничество между университетами, перекрёстный год – 2016 год, обмены, празднование, торжества со стороны Русской православной церкви, 1000-летие русского монашества на Афоне – мы как раз хотим создать многогранные рамки отношений, как подобает, следует истории двух наших народов.