Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на встрече с участниками ежегодной научно-образовательной программы Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова «Диалог во имя будущего – 2015», Москва, 14 декабря 2015 года

Лавров1

Добрый день, уважаемые друзья,

Рады вас приветствовать на новой «площадке» – Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова наконец обрел полноценную штаб-квартиру, чему мы очень рады. Программа «Диалог во имя будущего» пользуется успехом и популярностью, о чем говорит увеличивающееся количество участников и расширение географии представленных здесь стран.

В этом году встреча посвящена памяти Е.М.Примакова –  выдающегося политического и государственного деятеля, академика, который всегда приветствовал контакты с молодежью, хотел видеть молодых заинтересованных людей в дискуссиях, прежде всего, по осмыслению ключевых проблем международной повестки дня, слышать новые идеи и инициативы, которые, я рассчитываю, прозвучат и по итогам этого цикла «Диалога во имя будущего».

Обстановка в мире непростая, характеризуется высокой степенью неопределенности и накоплением кризисных элементов. Безусловно, в такой обстановке откровенный диалог, искренний обмен мнениями, споры, поиск общих подходов являются весьма востребованными. Очень ценим контакты с гражданским обществом. Министерство реализует такие контакты в разных форматах: это регулярные встречи с неправительственными организациями, Деловой совет при Министре иностранных дел России, наши встречи с представителями СМИ. Также весьма важной структурой является Научный совет при Министре.

Дискуссии по линии общественной дипломатии являются составной частью нашей работы и позволяют взглянуть на многие проблемы шире, глубже и обсуждать в открытом режиме самые сложные и неоднозначные сюжеты. Поэтому, как я уже сказал, нас радует ежегодное расширение географии проекта «Диалог во имя будущего», в том числе за счет европейских стран. Как я понимаю, тенденция нарастает и в этом году. Буду рад послушать комментарии и вопросы наших участников.

События последнего времени показывают, что мы можем достигать успеха только на основе коллективных усилий. Не состоялся ни биполярный, ни однополярный мир. Любые попытки действовать в одностороннем порядке не приносят результат, являются контрпродуктивными, приносят хаос и неопределенность. Имею в виду и настойчивую линию, несмотря на провалы в прошлом, на смену неугодных режимов, навязывание собственных моделей развития и ценностей без учета национальных традиций. В результате всего этого мы наблюдаем слом государственности в целом ряде стран Ближнего Востока и Севера Африки, превращение обширных территорий региона в зону анархии, чем активно пользуются радикалы и откровенные террористы.

Недавние кровавые акты захлестнули Европу, США, Ближний Восток, Африку. Россия также понесла тяжелейшие потери, когда был взорван наш пассажирский самолет над Синайским полуостровом. Все это показывает, что расчеты создать некие «островки безопасности», отгородиться заборами от беспокойных соседей не срабатывают. Повторю, лишь коллективно мы можем обеспечить глобальную безопасность и устойчивость развития. Для нас сейчас совершенно очевидна необходимость отложить в сторону все второстепенное и сконцентрироваться на борьбе с терроризмом, который является общей для всех без исключения государств угрозой, тем более, когда появилась такая зловещая группировка, как ИГИЛ, бросившая, по сути, вызов всей человеческой цивилизации и замахнувшаяся на создание собственного квазигосударственного образования. Борьба с этим злом должна стать для всех абсолютным приоритетом. Здесь неуместны расчеты, что параллельно с этой борьбой будет возможно реализовать свои геополитические амбиции. Ее нужно выстраивать на прочной основе международного права  под эгидой ООН, без двойных стандартов.

Если вы интересуетесь международной политикой и борьбой с терроризмом в частности, то наверняка знаете об инициативе Президента России  В.В.Путина, которую он выдвинул, выступая на сессии Генассамблеи ООН, о формировании единого контртеррористического фронта. Мы привержены этой линии и не просто ее провозглашаем, а настойчиво продвигаем в контактах со всеми нашими партнерами. Примером этому является позитивная динамика вокруг сирийского урегулирования. Нам удалось собрать за одним переговорным столом всех «внешних игроков», которые реально влияют на обстановку в этой стране. Это, действительно, значительный успех. Теперь, когда эта группа сформирована и изложила приоритеты, которые, по мнению «внешних игроков», должны вести нас вперед в урегулировании этого тяжелейшего кризиса, очень важно достигать практических результатов. Эти приоритеты весьма четкие: бескомпромиссная борьба с терроризмом, прежде всего с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой» и им подобными и параллельное продвижение политического процесса с участием всех без исключения сирийских политических сил, всех этноконфессиональных групп с учетом их интересов и обеспечения этих интересов в рамках этой реформы. Я уверен, что этот подход весьма применим ко всем другим кризисам, которые мы наблюдаем сейчас на Ближнем Востоке, Севере Африки и в других регионах. Это верно для Сирии, для Ливии, для Йемена и для Ирака. Безусловно, когда мы пытаемся справиться с этими современными вызовами и угрозами в виде риска развала целых государств, нам нельзя забывать о застарелых конфликтах. Если говорить о регионе Ближнего Востока, то это, прежде всего, палестино-израильский конфликт, который не может разрешиться многие десятилетия. Здесь международное сообщество должно действовать гораздо активнее, а не пытаться плыть по течению, изобретая предлоги, оправдывающие бездействие.

Мы исходим из того, что все конфликты должны получать адекватную реакцию мирового сообщества, а не только те, которые разворачиваются в Ближневосточном регионе и на севере Африканского континента. Остальная часть Африканского континента также далеко не спокойна. Многочисленные застарелые конфликта во многих странах т.н. «черной Африки» находятся на повестке дня Совета Безопасности ООН, и их урегулированием необходимо заниматься самым активным образом.

Европа тоже не свободна от кризисных явлений. Прежде всего, конечно, речь идет об украинском кризисе. Здесь есть ясная «дорожная карта» движения вперед – это Минские договоренности от 12 февраля. Их необходимо реализовывать в полном объеме и в точном соответствии с той последовательностью шагов, которая была одобрена в Минске в феврале этого года.

Безусловно, украинский кризис – это проявление тех проблем, которые накапливались в Европе в течение последних двадцати с небольшим лет, прежде всего, в сфере европейской безопасности. Нам не удалось, по крайней мере пока, сделать так, чтобы главная панъевропейская организация –ОБСЕ – смогла удовлетворять все без исключения интересы, найти балансы интересов. Поэтому проблема строительства европейской архитектуры, которая опиралась бы на единое экономическое и гуманитарное пространство, на принцип равной и неделимой безопасности, является очень важной задачей. В качестве одного из направлений движения к этой цели мы рассматриваем сделанное нами предложение о проработке конкретных путей гармонизации процессов европейской и евразийской интеграции.

Мы проводим активную внешнюю политику. Самостоятельный внешнеполитический курс является нашим важнейшим завоеванием. Самостоятельность ни в коей мере не означает изоляции. Наоборот, мы открыты к самым разным контактам по двусторонней линии со всеми странами, кто готов вести дела на основе равноправия и взаимной выгоды, и в рамках многочисленных многосторонних форматов. Это ООН и ее Совет Безопасности, а также ЕАЭСОДКБСНГБРИКС, ШОС, «Группа двадцати» и другие диалоговые форматы, которые мы уже установили со многими региональными организациями, включая Африканский союз,  субрегиональные объединения Африки, а также сообщества латиноамериканских и карибских стран, их субрегиональные объединения, АСЕАН и другие действующие в АТР структуры.