Комментарии Постоянного представителя России при ООН В.И.Чуркина российским журналистам по итогам консультаций Совета Безопасности ООН по проблеме MH-17

Чуркин 2

В.И.Чуркин: В эти дни фактически весь мир отмечает трагическую годовщину того дня, когда в небе над Украиной погиб малайзийский авиалайнер рейса     MН-17. 298 человек потеряли свои жизни. В этой связи определенная работа идет в Совете Безопасности ООН. Малайзией от имени группы государств был представлен проект резолюции о создании международного уголовного трибунала. В эту субботу мы ответили своим проектом, нацеленным на то, чтобы нарастить потенциал расследования, которое ведется весь последний год, и полностью задействовать тот потенциал, который заложен в резолюции 2166, принятой 21 июля 2014 г. при активном участии России. Мы сегодня созвали консультативное заседание, на котором обсуждались эти два проекта и та ситуация, в которой оказался Совет Безопасности ООН. Должен вам сказать, что я очень удовлетворен ходом и итогами этого обсуждения. Конечно, звучали некоторые полемические реплики со стороны наших западных коллег, но в целом я почувствовал их желание того (к чему я, собственно, и призывал), чтобы в этих непростых условиях, под большим пропагандистским прессингом, который создан мировыми СМИ, Совет Безопасности не оказался замешанным в какую-то пропагандистскую политическую игру, а действительно помог бы сделать реальный шаг в проведении расследования и, в конечном итоге, к судебному разбирательству. Оно предусмотрено резолюцией СБ 2166.  Хотя твердых результатов и договоренностей не достигнуто, но все же, на мой взгляд, очень важно, что мы расстались с настроением попробовать найти общий знаменатель и посмотреть, как подход, предложенный малайзийской стороной, и подход, предложенный нами, можно соединить, чтобы Совет Безопасности помог сделать этот следующий шаг. В ходе обсуждения прозвучал целый ряд здравых высказываний. Например, английский коллега заявил совершенно очевидную вещь, что для того, чтобы правосудие восторжествовало, существует целый ряд разных путей. И в этой связи возникает вопрос, которым я и задался в ходе нашего разговора: почему тогда обязательно выбирать тот путь, в связи с которым возникают возражения и соображения принципиального характера? Мы повторяли одну совершенно очевидную вещь, что СБ ООН не должен заниматься созданием уголовных судов. Малайзийская инициатива говорит о создании международного уголовного трибунала. Это не уставная прерогатива Совета Безопасности — заниматься созданием уголовных судов и подводить их под рубрику «угроза международному миру и безопасности». Если удастся каким-то образом спрямить этот, правда очень существенный и трудный момент, то можно поискать такое решение в СБ, которое шло бы в развитие резолюции 2166 и помогло бы преодолевать всем нам это тяжелейшее испытание, которым явилась трагедия малайзийского лайнера.

Вопрос: Как Вы считаете, на следующей неделе возможно голосование по этому вопросу?

В.И. Чуркин: Мне кажется, что здесь не надо спешить. Такие голоса звучали – что до конца месяца надо провести голосование, но я сослался на свой опыт. Когда СБ разрабатывал документ, связанный с созданием трибунала по убийству Рафика Харири, на это ушли месяцы. В нынешних же условиях устраивать гонку бессмысленно. Тем более что и расследование по катастрофе Боинга еще не завершилось. До конца года обещают обнародовать результаты уголовного расследования. Я не вижу никаких оснований торопиться. Раньше говорили: давайте к годовщине что-то примем. Не совсем понятно, почему. Это трагическая дата, которую надо отмечать минутой молчания и соответствующими скорбными мероприятиями, а не производством каких-то поспешных документов. Эта определенная спешка уже преодолена, и если тщательно поработать, то можно выйти на достойное решение Совета Безопасности. Я надеюсь, что именно так и произойдет.

Вопрос: Когда состоится следующее обсуждение?

В.И.Чуркин: Пока мы не назначали никаких обсуждений. Пока все должны переварить состоявшееся сегодня обсуждение. Посмотрим, что будет дальше.

Вопрос: Каковы основные положения нашей резолюции?

В.И.Чуркин: Мы призвали активизировать роль Генерального Секретаря ООН, которая предусмотрена резолюцией 2166. И есть целый ряд положений по более глубокому привлечению всех заинтересованных сторон к ведущемуся расследованию. Мы не скрываем, что у нас есть ряд вопросов к тому, как велось это расследование. Другие коллеги по СБ говорили, что оно велось безупречно с точки зрения резолюции 2166 и правил ИКАО. Здесь могут быть разные мнения. Но дело не в этом. В конце концов, мы здесь не специалисты по ИКАО и правилам международной гражданской авиации. Нам главное понять, какую полезную роль может продолжать играть Совет Безопасности. Каждый должен заниматься своим делом.

Вопрос: Позиция США была взвешенной?

В.И.Чуркин: Менее взвешенная, чем у некоторых других. Но при том, что пришлось выслушать некоторые несправедливые упреки и ответить на них, в целом, довольно сдержанная тоже.

Вопрос: До «вето» может дойти?

В.И.Чуркин: Не люблю говорить «вето» пока не имею прямых указаний, тем более сейчас, когда мы вышли на конструктивный разговор. Давайте в конструктивном духе будем продолжать работу.