Заявление по ситуации на Украине С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Государственным секретарем США Дж.Керри, Сочи, 12 мая 2015 года

Лавров

Одной из центральных тем, разумеется, был украинский кризис. Между Россией и США существуют определённые разногласия относительно его генезиса и нынешних оценок развития. Но мы однозначно были едины в необходимости решать эту проблему исключительно мирным путём – через полное и всестороннее выполнение Минских договорённостей, включая прямой диалог между Киевом, Луганском и Донецком по всем аспектам, специально обозначенным в одобренном 12 февраля с.г. в Минске «Комплексе мер». Это, безусловно, касается строгого соблюдения перемирия, обеспечения отвода вооружений, налаживания процесса конституционной реформы с учетом мнения Донецкой и Луганской областей, подготовки и проведения местных выборов, решения экономических проблем, которые сейчас осложняются введением Киевом блокады, – словом, выполнения всех без исключения положений Минского документа от 12 февраля. Договорились использовать влияние США и Российской Федерации на стороны конфликта, чтобы последовательно и настойчиво побуждать их к поиску и достижению договорённостей по практическому выполнению всего, о чём договорились в Минске.

Вопрос (адресован обоим министрам): Россия и США часто обвиняют друг друга в распространении дезинформации об Украине, нарушениях прекращения огня. Где же правда: одна или обе стороны нарушают Минские соглашения? Что может быть сделано, чтобы Минские соглашения уважались?

С.В.Лавров (отвечает после Дж.Керри): Я согласен с Госсекретарём США Дж.Керри, что нарушения режима прекращения огня продолжаются с обеих сторон (когда-то чаще с одной, когда-то – с другой), также имеют место нарушения договорённостей об отводе тяжёлой техники. Сегодня мы оперировали общим критерием – докладами специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, которая в целом профессионально выполняет свою работу, несмотря на то, что украинские официальные лица публично периодически обвиняют миссию в предвзятости. Такое поведение неадекватно задачам выполнения Минских договорённостей. Надеемся, что украинские власти сделают соответствующие выводы после обращений руководства ОБСЕ в связи с подобного рода голословными утверждениями.

Есть ещё один механизм, который был создан по просьбе Президента Украины П.А.Порошенко – Совместный центр контроля и координации выполнения условий прекращения огня и отвода тяжёлых вооружений. В нём работают несколько десятков украинских и российских офицеров, наладивших неплохое взаимодействие между собой и в последнее время — со специальной мониторинговой миссией ОБСЕ. У них сложились рабочие отношения и взаимопонимание на личном уровне. Это тоже очень перспективный механизм отслеживания нарушений, которые мы все хотим сократить, а в идеале – ликвидировать.

Дж.Керри упомянул о ситуации на различных частях линии соприкосновения сторон. Мы бы предпочли, чтобы это была линия разъединения. Что касается Широкино, о котором много говорят, в ходе подготовки встречи Контактной группы и её рабочих подгрупп 6 мая в Минске были разработаны проекты документов: один касается демилитаризации в районе Широкино, второй подготовлен по российской инициативе и содержит предложение о том, чтобы дополнить Минские договорённости согласием отвести не только тяжёлые вооружения калибром более 100 мм, но также танки и вооружения калибром менее 100 мм, включая миномёты. Эти документы были готовы подписать представители Луганска и Донецка, представители России в Контактной группе и, как я понимаю, представители ОБСЕ. По каким-то причинам этого не произошло. Договорились вынести эти документы на рассмотрение рабочей подгруппы по безопасности, заседание которой должно состояться на этой неделе. Если удастся подписать эти документы и начать их выполнение, то это существенно снизит риски нарушения режима прекращения огня и позволит более чётко контролировать выполнение требований об отводе тяжёлых вооружений.

Вопрос: Всем известно, какое влияние имеет сейчас Администрация США на нынешние власти в Киеве. Вы сказали, что договорились с Госсекретарём использовать такое влияние. В каком формате это может использоваться для разрешения украинского кризиса?

С.В.Лавров: Хотел бы солидаризироваться с тем, что сказал Госсекретарь Дж.Керри в отношении пагубности любых попыток возвращаться к силовому сценарию.

Отвечая на Ваш вопрос, хочу в очередной раз подтвердить непреложность выполнения Минских договорённостей в полном объёме – с этим Россия и США абсолютно согласны. Сегодня мы, действительно, договорились делать всё, чтобы активизировать и, по возможности, ускорить этот процесс.

В отношении конкретных форм, которыми можно пользоваться в данной ситуации, ограничусь тем, что скажу, что у разных стран есть контакты с Киевом и представителями провозглашённых Донецкой и Луганской республик. Сегодня мы договорились о том, что, встречаясь со всеми, от кого зависит выполнение Минских договорённостей в любом их разрезе, будем бить в одну точку – всё, о чём записано в документе от 12 февраля, нужно добросовестно и неукоснительно выполнять. Методы и формы могут быть самыми разными. Мы в курсе дипломатических механизмов и будем их использовать.